Казахстан в зеркале СМИ

Казахстан: битва за развитие

22.03.2017
Казахстан: битва за развитие В середине марта в Москве прошел "круглый стол" российских и казахстанских экспертов, посвященный путям развития и политическим реформам в Казахстане - ближайшем геополитическим союзником и партнером России. Сегодня мы представляем вам выводы и оценки экспертов.

Казахстан – одна из наиболее стабильных и успешных стран на постсоветском пространстве. Это крупнейшее и ключевое по своему геополитическому значению государство Центральной Азии. Граница с Казахстаном – самая протяжённая и самая спокойная сухопутная граница России. Отношения с официальной Астаной, экономическим и политическим союзником России, в значительной степени определяют внешнюю политику нашей страны в Евразии.

Не случайно, поэтому, проведение круглого стола о перспективах казахстанского пути, о последних политических инициативах президента Нурсултана Назарбаева и о месте Казахстана в мировой политике и экономике. В мероприятии, которое прошло 16 марта в Москве, приняли участие известные российские и казахстанские аналитики. Материалы этого круглого стола мы представляем сегодня вниманию читателей.

Третья модернизация и новая политическая реформа Нурсултана Назарбаева: стабильность для развития.

Дмитрий Журавлёв, директор Института Региональных Проблем¸ Россия:
- Геополитически Казахстан - это сердце Центральной Азии. То, что происходит в этом государстве, влияет на ситуацию во всём регионе от Ближнего до Дальнего Востока. Мы, по сути, сегодня в развитии Казахстана можем наблюдать тенденции развития целого континента.
Теперь о так называемой третьей модернизации Нурсултана Назарбаева – речь идёт о предложенном президентом Казахстана в январе нынешнего года пакете реформ. Назарбаев предложил переход от ультра-президентской к президентско-парламентской форме правления. Предложенные меры явно направлены на стабилизацию политической системы страны. Увеличивается количество опорных точек политического организма, усиливаются взаимосвязи внутри системы.
В своё время, сразу после распада СССР, создание в Казахстане жёсткой президентской системы правления, было очень правильно для начального этапа государственного строительства, когда необходимо было разрешить чрезвычайные проблемы. Сегодня обстановка в стране позволяет пойти на перераспределение властных полномочий.
Очевидная мягкость реформы, по-моему, оправдана, ведь любое резкое изменение, как показала практика 90-х годов, не обходится без потерь. Но поступательное движение всё-таки идёт и происходит перепрограммирование, выстраивание новой системы сдержек и противовесов ветвей власти. Как эта система будет работать, покажет время. Единственное, что хотел бы уточнить, что эта реформа – не есть метод трансляции, передачи власти от Назарбаева возможному преемнику. Это несколько преждевременное утверждение. В Казахстане происходит не трансляция власти, а стабилизация системы.

Виктория Панфилова, международный обозреватель, Россия:
- Я бы хотела не согласиться с Дмитрием в его рассуждениях о транзите власти. Эта реформа была, по-моему, инициирована как раз и прежде всего в интересах будущей передачи власти. В последнее время этот вопрос остро стоит в Казахстане.
Во-первых, в силу возраста президента. Все помнят недавний пример Узбекистана, где внезапная кончина президента образовала властный вакуум, и пришлось очень быстро эту сложную проблему решать.
Во-вторых, речь идёт о повышении эффективности управления государством. Невозможно одному человеку, в ручном режиме, управлять сложным современным государством, каким является Казахстан. Уже сейчас мы видим усиление власти в регионах страны, что в дальнейшем позволит шаг за шагом двигаться в этом направлении. Благо, кадровый резерв есть, это молодые управленцы, получившие образование на Западе.

Дмитрий Журавлёв:
- Одно маленькое уточнение. Со вторым тезисом о повышении эффективности не спорю. Действительно, жёсткая централизация хороша, когда система маленькая, чем система сложнее, тем централизация даёт больше сбоев. А по первому тезису Виктории: понимаешь, в чем разница, система ведь подстраивается под менее крупную фигуру, чем Назарбаев. Но я не считаю, что такая подстройка есть повод говорить о транзите власти.

Аркадий Дубнов, политолог, Россия:
- По поводу транзита власти я скорее согласен с Дмитрием. Можно говорить об обновлении команды и очищении команды от коррупционной составляющей. Основной вывод, который можно сделать из конституционной реформы, это то, что Назарбаев остаётся главным демиургом и творцом политики Казахстана. Но реформа имеет мало отношения к транзиту власти как таковому. Это было ясно показано, когда за полгода до объявления изменений в конституции были сделаны значительные кадровые изменения в руководстве страны, и ряд ключевых фигур вышли из статусного состояния, которое могло предполагать их роль как преемников Назарбаева.
Существуют события, к которым подготовиться невозможно, такие ситуации решаются по мере возникновения, сколько бы ты к ним не готовился. В Центральной Азии нет традиции демократической передачи власти, как и на всём постсоветском пространстве. То, что сделал Нурсултан Абишевич, дай бог ему здоровья, показатель того, что он демиург. Я думаю, что такая мудрая, свойственная такому стилю правления, как у Назарбаева, тактика полностью изменила повестку власти. Все перестали говорить о передаче власти, эти разговоры на некоторое время отставлены в сторону.
Есть некая проблема в определениях, что мы называем перераспределением полномочий, я не большой специалист в юриспруденции, но, на мой взгляд, не очень правильно говорить о перераспределении полномочий между президентом и парламентом. Теория гласит: у парламента нет полномочий, а есть только права, которые ему делегирует народ. А уже парламент наделяет полномочиями исполнительную власть. Так что, по сути, нет перераспределения полномочий.
На мой взгляд, Нурсултан Абишевич усилил свою власть национального лидера. Освободив себя от ответственности за социально экономический блок, переложив его на правительство. При этом он остаётся верховным национальным рефери.
Вспомним, что мы живём 25 лет спустя после распада Союза. Только Казахстан из постсоветских республик сохранил потенциал движения вперёд и избежал сильнейших потрясений, которые сопутствовали другим странам. Казахстан остаётся драйвером постсоветского пространства, в том числе по отношению к России, которая перестала быть драйвером - и политическим, и экономическим.
Также надо иметь в виду, что успех Казахстана как миротворца может быть обусловлен тем, что он относится к странам с преобладающим мусульманским населением. И попытки Астаны быть миротворцем в конфликте между Россией и Украиной, то есть между славянскими и христианскими странами, не увенчались успехом. Поскольку идеологемы, которые лежали внутри этого конфликта, не позволяли Назарбаеву быть рефери.

Эдурад Полетаев, политолог, Казахстан:
- Хотел бы сообщить, как видится политическая реформа, предложенная Назарбаевым, из Казахстана. Напомню, что она была изложена в обращении Назарбаева к гражданам страны. Подобные обращения стали у нас традицией. Ежегодно в них появляются какие-то новые посылы для Казахстана и его партнёров. Нынешнее послание в целом можно считать продолжением других стратегических документов, таких как «План Нации» и «Стратегия 2050». Послание, по сути, отражает попытки Казахстана оказаться среди наиболее развитых государств мира.
В Казахстане под первой модернизацией понимают построение рыночной экономики после обретения независимости. Вторая модернизация - это развитие северного региона, в первую очередь строительство новой столицы, Астаны. Ну и теперь мы переходим к третьей модернизации. Не секрет, что треть самых развитых государств планеты определяют логику развития всего человечества. Попадание в ряды этих передовых стран позволит Казахстану себя прекрасно чувствовать в мировом сообществе наций.
Казахстану необходимо осмыслить и использовать международный опыт. На данный момент страна зависит от цен на экспортируемые ресурсы: нефть, газ, цветные металлы. А мировые цены на данные продукты не внушают оптимизма. Стоит отметить, что разговоры о модернизации стали характерным признаком и стилем казахстанской публичной политики и, несмотря на некоторые погрешности, связанные с коррупцией и неэффективным вложением государственных средств, Казахстан может похвастаться успехами в развитии современной экономики. Сделать качественный скачок в развитии этой экономики, войти в число современных государств – вот задача третьей модернизации Назарбаева.

Исмаил Агакишиев, заместитель генерального директора ИАЦ МГУ по изучению стран постсоветского пространства:
- Давайте без стеснения скажем, что после распада СССР практически на всём постсоветском пространстве установилась, за исключением Прибалтики, традиция построения жёсткой вертикали власти. Объявление независимости, создание флага, гимна и построение собственного государственного аппарата не является окончательным показателем того, что государство состоялось. Это долгий и сложный процесс. 25 лет - очень небольшой сро кв масштабах всемирной истории. К чему это я? А к тому, что Казахстану очень повезло с личностью лидера государства. Для того, чтобы строить и укреплять государство, необходимы были сильные люди. Назарбаев силён не только волей и если хотите авторитарностью, но и пониманием проблем и задач, которые стоят перед страной. И я уверен, что политика, которая проводилась за всё время правления его, учитывала точку зрения как народа страны, так и политического истеблишмента.
Назарбаеву удалось отстроить новое казахстанское государство без тяжких внутренних и внешних конфликтов. Его авторитет настолько велик, что он готов делиться властью. То, что происходит сегодня, это раздел власти, президент за собой оставляет окончательное решение по многим вопросам, но в тоже время даёт парламенту и правительству свободу постановки и исполнения задач. Считаю, что Казахстан продолжит своё лидерство на постсоветском пространстве.
Астана на авансцене мировой политики: на пути к мировому финансовому центру и роли самого влиятельного посредника в Азии и мусульманском мире.

Дмитрий Журавлёв:
- Для меня, чем дальше, тем в большей степени Астана становится такой Веной XXI-го века, - помните период холодной войны, когда нейтральная Австрия оказывалась точкой соприкосновения и платформой для дискуссии двух мировых систем. Это поднимало политическую значимость страны. После развала двухполярного мира Казахстан отчасти занял это место внешнеполитического медиатора. И переговоры по Сирии, которые недавно прошли в Казахстане, являются ярким показателем этой позиции.
Что касается потенциала создания мирового финансового центра (МФЦ) в Астане: создание такого центра это вопрос не только возможности, но и традиции. Чтобы какое-то место стало финансовым центром, к нему должны привыкнуть, как к месту, где проводятся сделки (вспомните лондонский Сити). Это очень длительный процесс. Астана как финансовый центр для объединения России, Казахстана, Белоруссии и Армении – бесспорно, но говорить даже о всей Азии пока преждевременно.
Здесь как с английским газоном, который нужно подстригать, но только лет двести. Здесь, конечно, времени нужно меньше, но быстро это сделать нельзя. Это вопрос времени и традиции. Другое дело, когда традиция возникнет, она долго живёт.

Эдуард Полетаев:
- Что касается развития Астаны как МФЦ. Есть здесь предыстория и внутренняя и внешняя. Внутренняя связана с тем, что финансовой столицей региона планировали сделать Алматы и даже успели построить несколько зданий для этого в южной части города. Но не сложилось, в связи с финансовым кризисом 2008 года в первую очередь, а во вторую очередь с тем, что в политическом смысле идея Назарбаева по созданию Центрально-Азиатского Союза не всеми была поддержана. В-третьих, Китай имел в этой связи свои амбиции, в частности, стратегию развития города Урумчи до 2020 года, которая сейчас выполняется. В этой стратегии упоминается, что Урумчи может стать финансовым центром региона Центральной Азии.
Сложности, границы и слабые движения международного капитала вынудили Казахстан взять паузу, чтобы потом решить, надо ли делать МФЦ из Астаны. Такая возможность остаётся. И этому есть ряд причин. В частности Астана это не только центр распределения республиканского бюджета. Она как центр региона состоялась. В этом году мы проводим ЭКСПО 2017, после которой остается много помещений, которые могут быть использованы под офисы МФЦ. В конце концов, в Астане сконцентрировалось много хорошо подготовленных на международном уровне кадров, в частности, по программе «Болашак».
Перспектива есть, но посмотрим, во что это выльется в организационном плане. Главная задача на сегодня – провести ЭКСПО в Астане. А дальше уже можно будет определять какие-то ориентиры.

Аркадий Дубнов:
- Два момента. Первый – роль Казахстана будет неизбежно нарастать в центрально-азиатском регионе. Сколько бы ни говорили о важности межсирийского диалога, но Астана здесь только площадка. А вот реальная консолидация стабильности в регионе под силу только Казахстану. К сожалению, правильно сказал коллега, не удалась идея Центрально-Азиатского Союза. Но после последних событий в Узбекистане есть смысл вернутся к этим идеям.
Второй – в ходе конституционной реформы две статьи в новой редакции не были приняты. В частности, речь идёт о поправке, которая позволяла бы покупать землю не только гражданам Казахстана. Это предложение не было принято. Сейчас только граждане Казахстана могут владеть землёй. Это Назарбаев сделал в последний момент, пошёл навстречу казахстанским слоям общества, которые были озабочены тем, что земля может уйти иностранцам. Но инвесторы не придут без гарантий владения частной собственности.

Внешнеполитические интересы и политика России и Казахстана: совпадения и различия.

Виктория Панфилова:
- Может, расхождений между Россией и Казахстаном и нет, но вот, например, конфликт нашей страны и Турции очень сильно отразился на Казахстане. Не случайно Казахстан приложил максимум усилий для налаживания отношений Москвы и Анкары. Очевидно, и далее неизбежно некоторые резкие внешнеполитические шаги России в некоторых регионах, всегда будут отражаться на соседях и союзниках нашей страны, которые с этими регионами связаны.

  Исмаил Агакишиев:
- У каждого государства есть интересы и не обязательно, чтобы все интересы совпадали. Например, Казахстан не признал Абхазию и Южную Осетию. Но это не мешает ему оставаться надёжным союзником России. Главное, находить общий язык в остальных вопросах.

  Аркадий Дубнов:
- Я считаю, что Турция это частный пример стратегического ограничителя, не дающего возможность России и Казахстану быть едиными в отношении внешнеполитического фокуса своего развития.
Почему возникла проблема отношения к Турции? Потому что у России есть амбиции, которые входят в противоречие с интересами Казахстана. Когда Россия вступает в «большую игру», это нарушает баланс отношений с менее амбициозными соседями по СНГ. Когда Россия получает встречное сопротивление со стороны неких стран, то заложником возникающего конфликта невольно становится и Казахстан.
Тот же ЕАЭС, например, в котором интересы Казахстана представлены очень широко, стал в экономическом смысле заложником определённого конфликта России с Западом, возникших из-за этого конфликта санкций. И подобная ситуация выступает стратегическим ограничителем развития и двусторонних, и многосторонних отношений России и Казахстана.
За последние 3 года интересы развития России и её главного партнёра в СНГ, как мне кажется, начинают серьёзно расходиться. Единственный гарант и скрепа, сдерживающие этот процесс - это личные отношения лидеров наших стран, которые позволяют удержать дальнейшее расхождение. Последняя встреча в Алматы показала, что уровень доверия очень высок и, слава богу.

  Эдуард Полетаев:
- Что касается отношений двух стран. Многие путают двусторонние отношения России и Казахстана, и многосторонние в рамках международных объединений, в которые входят наши страны. Таких международных интеграционных проектов несколько: помимо ЕАЭС, это ОДКБ, ШОС и СНГ. Каких-то проблем в отношениях между Россией и Казахстаном в двусторонних отношениях, я не вижу. И если аргументы в пользу сложностей появляются, то только в связи с многосторонними отношениями.
Безусловно, Казахстан ещё молодая страна, в своём нынешнем состоянии, и всю внешнюю политику приходилось выстраивать с нуля. И здесь нужно учитывать очень многие факторы и даже амбиции, в том числе наши амбиции. Что такое Казахстан, как его позиционировать – как лидера центрально-азиатского региона, как страну большой Евразии или как мягкое подбрюшье России, отгораживающее её от Китая? Казахстан в определённой степени заложник своей большой территории, но это же большая территория делает Казахстан важнейшим игроком на сцене мировой геополитики, и определяет его поступательное развитие.

Источник: Новые Известия