История Казахстана

На протяжении долгого времени в мировой науке дебатировался вопрос о принадлежности кочевых народов к мировой цивилизации и мировой культуре. Многие исследователи полагали, что кочевники были «рабами степи», «вечными узниками климатического и вегетационногодового цикла», что они «утратили связь с миром». Так, известный английский исследователь А.Тойнби утверждал, что «несмотря на нерегулярные набеги на оседлые цивилизации, временно включающие кочевников в поле исторических событий, общество кочевников является обществом, у которого нет истории». Как бы отвечая на эту и другие подобные точки зрения, Н.Назарбаев в книге «В потоке истории» пишет: «Сегодня мы с гордостью и восторгом неофитов узнаем, что Казахстан является территорией, на которой развивались древние и самобытные цивилизации. Диапазон культурного, политического влияния наших предков столь велик от Египта до Индии, от Европы до Китая и столь разнообразен, и, как показывают исторические изыскания, вполне отслеживаем и материально документирован, что не оставляет камня на камне от дремучих стереотипов о «вековой отсталости Степи».


Если следовать за определениями слова «цивилизация», то большинство из них в центр понятия ставят государственность. Далее по значимости идут письменность и монументальная архитектура. Действительно, государственность всегда являлась признаком зрелости общества. Именно появление государственности знаменовало переход от начальных примитивных обществ к рабовладельческому обществу или же к феодально-крепостническим отношениям, от первобытной дикости и варварства к цивилизации.


Ряд исследователей истории цивилизации считает, что ранние кочевые общества не достигли, да и не могли достигнуть в своем развитии этапа государственности. Как правило, они рассматривают кочевников только как «союзы племен», носившие к тому же временный характер. Однако изучение социальной и политической истории сакских и усунских обществ Казахстана показывает, что у этих народов существовала государственность со всеми присущими ей формами властных отношений.


Кроме того, сегодня можно считать доказанным, что кочевников евразийских степей нельзя рассматривать в отрыве от развития общих исторических процессов. В этом смысле надо признать, что кочевничество никогда не существовало в его «чистом» виде. Элементы оседлости и земледелия всегда сопровождали кочевое хозяйство. Казахстанский профессор К.Байпаков справедливо отмечает, что «граница между земледельцами и скотоводами была размытой, и в массе последних всегда имелись потенциальные группы оседлого населения, которые при определенных условиях и стечении обстоятельств переходили на оседлый образ жизни».


На протяжении веков главной тенденцией в хозяйственной жизни народов Евразии оставалась линия расширения оседлости, земледелия и урбанизации. Именно поэтому правильнее говорить не столько о кочевой, сколько о степной культуре и цивилизации, так она включает в себя более широкий смысл. Эволюция народов евразийского материка была разной. Главным обстоятельством, определившим ее темпы и динамику, была сама природа и способы адаптации к ней. Географически Казахстан занимает значительную территорию Евразии, связывая восток и запад, север и юг восточной части этого субконтинента. Великая степь протянулась более чем на 7 тысяч километров от Дуная до Великой Китайской стены. При ширине 4000-6000 километров она соединила Европу и Азию и явилась особым культурно-историческим пространством, объединившим историю и направление эволюции народов, населявших ее. Подобное расселение казахов прямо сказалось на их культуре, традициях и истории.


Определяя роль и место степных народов в мировой цивилизации и культуре, русский археолог А.П.Окладников писал: «Древняя тюркская Сибирь имела тесные контакты с Западом. Ее культура необозримо богаче той, о которой мы знаем. <...> Если смотреть на них с точки зрения этих контактов, здесь были богатые центры культуры. Без них трудно полностью понять историю Евразии». На этот же факт обращал внимание Л.Н.Гумилев: «Кочевники вообще, а хунны и тюрки в частности, изобрели такие вещи, которые ныне вошли в обиход человека как нечто само собой разумеющееся. Первое усовершенствование одежды штаны сделано еще в глубокой древности. Стремя появилось в Центральной Азии между 200 и 400 годами. Первая кочевая повозка на деревянных обрубках заменилась сначала коляской, а потом вьюком, что позволило кочевникам форсировать горные, поросшие лесом хребты. Кочевниками была изобретена изогнутая сабля. <...> Наконец, круглая юрта в те времена считалась наиболее совершенным видом жилища. <...> Не только в материальной, но также и в духовной культуре кочевники не отставали от своих оседлых соседей».


За IV тысячи лет до нашей эры люди из Великой Степи приручили лошадей, что имело огромное значение для дальнейшей эволюции человека, его интеллекта, материальной и духовной культуры. Приручение и использование верхового коня, по данным исследователей, ознаменовало начало покорения человеком времени и пространства.


Кроме занятия животноводством, кочевники в то же время сеяли и выращивали зерновые, развивали ремесла, строили города. Известный геолог С.Х.Боллд доказал, что в VI-V веках до нашей эры в степи добывалось более миллиона тонн меди и выплавлялся металл. Древнегреческий историк Геродот указывал, что предки казахов саки и массагеты в повседневной жизни использовали изделия из меди и золота. Свою оригинальную технологию выплавки железа имели и тюрки. Эта технология позволяла им выплавлять сталь и чугун. На территории, ранее известной под именем Дешт-и-Кыпчак, найдено немало заводов, на которых выплавлялось железо и ковалось оружие.


Бесспорно, народы степной цивилизации вели войны и были воинственны. Этому всецело способствовали условия кочевой жизни. Но, кроме войн, они же вели активный обмен с соседними государствами, торговали, заимствовали нравы, обычаи и традиции других народов и передавали свои, обогащая тем самым мировую мировоззренческую и культурную жизнь. Они создавали свои города, которые становились центрами ремесла, торговли, науки и искусства. У одной только Сырдарьи стояли около 300 городов с многочисленным населением. По некоторым данным, в городах, располагавшихся в древности вдоль Великого шелкового пути, проживало до 20% населения.


Сегодня память о кочевых традициях среди казахов это память о своем прошлом. Она прочно вплелась в модель современного развития государства, входящего в III тысячелетие. Она бережно хранит его и передает молодым поколениям, которые с уважением принимают эти традиции. Но она так же крепко впитывает новые модели и конструкции, которые несет современное индустриально-информационное общество. Именно сочетании восприимчивости к новому, уважении к устоявшемуся и накопленному веками - залог преемственности и непоколебимости цивилизации.